Благополучное спасение ворона

image-1352Морозное серое утро началось с дружного поедания семечек лесными птицами. Ближе к обеду снегири стали ущемлять синиц, угрожающе надвигаясь на них мощной грудью. Снегирей настойчиво отгонял голубь, складываясь в четверо, чтобы пролезть в маленькую кормушку за вкусными семечками. И тут среди птичьих перепалок в занимании очереди к кормушке, появилась новая птичка. Она села на верхушку кормушки и грациозно рассматривала нас через стекло. Первый порыв был схватить фотоаппарат. Пока мы возились с техникой, она улетела, но я не отчаивалась, прилетит снова, ведь мы наполнили семечками кормушку. Стоя с фотоаппаратом, муж усердно фотографировал пернатых, желающих склевать семечки. И вдруг вся честная компания мигом выветрилась, а справа стал надвигаться нарастающий шум вороньих криков.

Появилось огромное количество ворон. Целая стая. Они кружились, и зачем-то кидались на крышу дома. А я всё никак не могла понять, что же их так сильно туда притягивает. Прижавшись носом к стеклу, я заметила между плитами голову воронёнка. И первая мысль промелькнувшая в голове была – «он застрял». Осмотрев место с доступных мне позиций из комнаты, я решилась помочь птице. В это же мгновение гомон и крик ворон стих, я еще удивилась неужели выбрался уже и потому они успокоились? Посмотрела через окно, нет, птица была на месте, тогда не раздумывая (поняла, что вороны мысли мои прочитали) оделась и вышла из квартиры.

 Забралась по лестнице на чердак, отыскала место с воронёнком по шуршанию крыльев, оно оказалось для меня недоступным. Возмущаясь своими крупными формами, и жалея что я не обладаю гибкостью гимнастки, стала ползком пробираться между балок и чердачных труб.

Увиденная мной картина была печальная: повиснув в воздухе между двух плит, ворон отчаянно махал одним крылом пытаясь протиснуться на улицу. Крылья были свободны, но одна из ножек была прочно захвачена в плен ржавой железкой. Как он умудрился в неё залезть?

Я попробовала дотянуться до лапы рукой. Но не тут-то было, конструкция крыши была смонтирована на совесть, и до края плит, было расстояние в один метр. Вернувшись на середину чердака, осмотрела валяющийся мусор, и откопала застаревший кусок резины, поломанную доску. Вооружившись своей находкой, снова поползла к воронёнку. Сидя на корточках, вплотную прижавшись к барьеру крыши, я стала подкапывать железку с разных сторон, чтобы понять каким образом в неё пролезла птичья нога. По бокам всё было целым, сверху перемычка, а нога внутри. Протянув доску до железки я стала её расшатывать, а ворону объяснять, что ему нужно двигать ногой. Но, попытки сдвинуть железо были тщетными. Отчаявшись, хотела оставить всё как есть, но подумав какое-то время, поняла, что птице никто не может помочь. Надавив снова доской, в железке, что-то щелкнуло, её верхняя часть исчезла. Теперь я стала потихоньку подвигать ногу птицы вверх, чтобы она могла её вытащить. Не успела и глазом моргнуть, как ворон почувствовав свободу кинулся камнем вниз с крыши, только его и видели.

Вернувшись домой в перепачканной чердачной пылью одежде, я увидела за окном пустые деревья, никого из ворон не было — улетели. Значит, моя миссия была выполнена. На душе стало спокойней, но одна мысль всё-таки не покидала меня: каким образом стая ворон узнала или учуяла о том, что их собрат попал в беду? Что заставило их прилететь, о чём они кричали ему, была ли это поддержка, или, может быть они ругали его за нерадивость? Об этом мы не узнаём никогда, однако, в мозгу осталась крамольная мысль, что без паранормальных способностей вороньей стаи тут дело не обошлось.

Добавить комментарий